Записки заинтересованного зрителя

Показы первых просветительских и научных картин назывались сеансами «Разумного кинематографа». Обычно перед такими сеансами читались лекции, потом шли бурные обсуждения самых разных тем. Эта традиция воз-рождается – уже восьмой год в рамках общероссийского фестиваля природы «Первозданная Россия» проходит фестиваль под названием «Разумный кинематограф».

В этом году показы проходили в замечательном кинозале Новой Третьяковки. На смотре представили свои фильмы режиссеры документалисты со всей страны: из Салехарда – Артур Рябицев, Альберт Самойлов из Хабаровска, Владимир Головнев из Екатеринбурга.

В этом году в программе смотра участвовали и новые авторы них Александр и Николь Гратовски , они представили фильм «Откровение Ионы». Для зрителя, давно знакомого с деятельностью режиссёров, фильм представляет новое откровение, развивающее философское учение четы Гратовски, утверждающих, что человеческий разум не одинок на земном шаре…. И нам «наземным» существам можно победить одиночество — достаточно лишь начать общение с другими живыми существами — с китами и дельфинами. Эти существа наиболее близки к человеку по развитию коммуникации, и в то же время далеки, поскольку обитают в непривычной для наземных существ трёхмерной водной стихии.

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

Для зрителя неискушённого просмотр картины оставляет неоднозначное впечатление. Уникальные съёмки зависших в бескрайнем океане кашалотов и общения человека с ними сменяются чередой коротких зарисовок из жизни людей … Но при всей красоте и необычности кадров, зрителям непросто проникнуть в смысл картины..

Фильм «Земля леопарда, или феномен человека» известного режиссера Александра Мельника тоже направлен на свою аудиторию, и, судя по наградам на престижных международных конкурсах, фильм успешно справляется с задачей составить положительное впечатление о деятельности по охране природы в России, о её поддержке на самом высоком уровне. В то же время, в отличие от фильма Гратовски, где режиссёры хорошо знали китов до начала съёмок, в фильме Мельника чувствуется, что сюжет его был написан в основном на основе скудной информации, полученной режиссёром до начала рабочего процесса, а близкое знакомство с территорией, о которой идёт речь, и с проживающими на ней людьми не поменяли изначальные, не совсем соответствующие реальной ситуации установки авторов.

Уникальность охраны леопарда в том, что человек восстанавливает численность реально опасного хищника, намеренно подвергавшегося многие годы отстрелу, примеров же воссоздания значительно сократившихся популяций «мирных» животных много, как в России (например, бобр, соболь), так и за рубежом (хотя бы чудом возрождённая гавайская казарка). Эта уникальность не показана в фильме. Вместо корейцев, китайцев или удэгейцев, исконно населявших юг Приморья, в фильме действуют Сократ (в виде рыбака) и его ученик, по прихоти режиссёра перенесённые в приморские дубравы. Реальные люди показаны манекенами, особенно – в сюжете с неподвижно застывшими на своих рабочих местах научными сотрудниками Национального парка. Директор Парка облачена в немыслимую одежду, сковывающую движения, и вещает о законах Хаммурапи, инспекторы ездят по лесу на квадроциклах подобно человечкам Лего, Сергей Иванов и Дмитрий Кобылкин говорят безликими фразами, которые отечественный зритель слышал уже десятки, если не сотни раз (включая байку о «воде из Байкала»), и единственный живой, действительно, удачный человек в картине – инспектор Парка, рассуждающий о фотоловушках.

На презентации фильма Александр Мельник проговорился, что на месте они столкнулись с непониманием местными жителями роли Парка, с их ненавистью как к леопарду, так и к работникам охраны, но намеренно решили не рассказывать об этом в фильме. Вряд ли это решение, лакирующее действительность, можно назвать удачным.

Один из наиболее удачных фильмов фестиваля – «Краткое пособие по воспитанию тюленей» режиссёра Владимира Марина.

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

В фильме показан энтузиазм семейной четы, на высоком профессиональном уровне организовавшей программу реабилитации попавших в беду

балтийских и ладожских нерп. В этом фильме показано как раз то, чего не хватило картине Мельника: реальная работа людей, их нелёгкий самоотверженный труд, их искренняя любовь к подопечным, с полным пониманием значения своей деятельности, а кроме того – и местные жители, с их сложным отношениям к тюленям, в удачном сюжете о случайной поимке двух ладожских нерп местными рыбаками. Такая картина имеет непреходящую ценность, не только как рассказ о современных событиях, но и как исторический документ, подобно советскому фильму об орнитологе Александре Андрееве, кадры из которого вошли в картину Светланы Быченко «Чайка капитана Росса».

Как и большинство фильмов Светланы Быченко о природе, картина о розовой чайке не строго документальная, но полна лиризма: автор исследует всё новые грани сложных отношений человека и природы. Картина эта светлая: автор следует в идейном содержании за повестью Олега Куваева «Тройной полярный сюжет», рассказывая и об Олеге Куваеве, воспевшем птицу, и о долгой романтической истории знакомства с птицей натуралистов разных стран и эпох, и о самой птице, и о людях, живущих с ней в ближайшем соседстве.

Другой фильм Светланы Быченко «Последние Робинзоны Охотского моря» посвящён крошечному коллективу – маячнику и метеорологам, живущим в полной изоляции от мира, естественно возникающим в такой ситуации сложностям в общении, безнадёжности работы в тяжёлых условиях при понимании, что эта работа уже никому не нужна. Можно сравнить этот фильм с кадрами северных посёлков геологоразведки и старателей, описанных Олегом Куваевым в период расцвета, но сейчас покинутых, ставших призраками. Только в этой картине – не мёртвые дома, а такие же покинутые, ненужные, но живые люди отмирающих профессий. Удивительно, как режиссёру удалось изнутри снять этот коллектив: кажется, что люди предельно обнажены перед зрителем.

Такой же удачей можно по праву считать два короткометражных фильма Артура Рябицева из цикла «Великий кочевник Няду», представленные на фестивале.

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

В фильмах нет ни закадрового текста, ни автора в кадре. Мы изнутри наблюдаем уютный тёплый мир северных кочевников, своей надёжностью обязанный только тесным доверчивым отношениям людей, составляющих крошечный коллектив. Можно было бы сказать, что вот та гармония традиционного уклада, которой не хватило героям фильма «Последние Робинзоны..», но два других этнографических фильма, представленных на фестивале, тоже лишены явного оптимизма.

Картина Альберта Самойлова «И один в поле воин» – репортаж о современном состоянии айнов – коренной народности Дальнего Востока, прежде всего Японских и Курильских островов, а также Сахалина. Показаны энтузиасты, в Японии и России отстаивающие права вымирающего народа, но зритель не чувствует, что в них сохранилось что-то исконное, отличное от других народов. Мы видим русских и японцев, называющих себя айнами. Они, несомненно, талантливы, и вызывают к себе доверие. В их жилах, несомненно, течёт айнская кровь, однако культура, коренной уклад, уникальность традиции этого народа потеряны. Энтузиасты борются за место своего народа в истории, за отдельные права – на землю, промысел и др., но сами уже оторваны от своей земли. Показательно, что главный герой фильма — Алексей Накамура – «камчатский айн» – принимает сивуча за нерпу, хотя два зверя даже по своему поведению, по тому, как они держат голову над водой, различаются с большого расстояния. Накамура несколько пренебрежительно говорит об эвенках, но те – как и ненцы в фильмах Рябицева, узнают животных и растения безошибочно, это необходимо им для выживания. Всё, что делает талантливый «японский айн», искусный резчик по дереву, это в деталях копирует узоры на древних вещах из каталогов. Это, к сожалению, не вызывает ничего кроме грусти.

Ещё менее отрадна судьба кереков, показанных в фильме Ивана Головнёва «Земля Кереков». Четыре последних человека на земле, считающих себя кереками, рассказывают о своём народе, о своих матерях … Они уже не помнят язык, живут в посёлке той же жизнью, что соседи – чукчи, коряки, русские. Ещё пара десятков лет – и кереки исчезнут бесследно, но как слабый луч надежды в картине появляется пятый керек – мальчик-сирота, и звучат слова одной из героинь фильма: «Нет, кереки не исчезнут, они ещё снова появятся как мамонты из мерзлоты».

Эти слова вспоминаются при просмотре картины «Родная музыка» Степана Воронежского. Русская народная культура, ставшая практически такой же музейной, засушенной, как культура айнов, вдруг оживает, будто действительно «всё возвращается на круги своя».

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

Фильм рассказывает об «андеграунде в андеграудной музыке» (по словам режиссёра) – отдельных людях и коллективах, живущих исконно народной русской музыкой, изучающих её и возвращающих в живую традицию.

В фильме представлены четыре сюжета: московский коллектив, изучающий и исполняющий песни Черноземья, современный сказитель северных былин, солист-танцор, воодушевляющийся традициями вологодских деревенских плясунов, рожечники из Нерехты. Герои фильма пришли к русской народной культуре в сознательном возрасте, но уже не представляют своё существование без неё. Они не только радуются своей жизни в творчестве, но и дарят эту радость другим.

Фильм-дебют Степана Воронежского, пожалуй, заслуживает того, чтобы показывать его детям в школах, для кого баллады и народные песни ассоциируются только с деревенскими стариками и старухами, если вообще хоть сколько-то известны.

Другой фильм просветительской направленности – фрагмент сериала «Великие реки России», представленный режиссёром Антоном Подколзиным, посвящён верховьям реки Волги. Верховья Волги предстают перед нами как «terra incognita»: если зрители и слышали о природных и культурно-исторических достопримечательностях, показанных в фильме, мало кто видел их все собственными глазами. В фильме они показаны с такой любовью – ручейки, сливающиеся в великую реку Волгу, церкви и монастыри, плотины и судоверфи, чистые озёра и бобровые болота, что хочется запланировать маршрут, показанный в фильме, на ближайшее лето. Такие фильмы о природе и истории России столь же необходимы, как, например, фильмы о природе Земли Дэвида Эттенборо.

Ещё одно просветительское кино, рассчитанное не в последнюю очередь на школьников, — «Странники саванны» Сергея Цихановича и Надежды Дорофеевой. Фильм посвящён африканским саванным слонам. На фоне оригинальных зарисовок, показывающих этих красавцев в природе, закадровый голос сообщает основные факты о жизни слонов. Рассказ, пожалуй, не выходит за рамки школьной программы, видеоряд не претендует на то, чтобы иллюстрировать все упомянутые факты, однако намеренный отказ авторов от соревнования с «БиБиСи» заслуживает уважения. Нередко авторы фильмов, стремясь на основе полученных в природе материалов сделать связную историю, допускают натяжки, слишком очевидные опытному натуралисту, пытаясь кое-где обмануть зрителя, в угоду связности сюжета даже искажая факты. Картина Цихановского и Дорофеевой этих недостатков лишена.

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

Режиссёр Дмитрий Завильгельский представил очередной фильм из серии, посвящённой современным учёным-просветителям. Цельная лирическая картина посвящена исследованиям Владислава Житенёва в Каповой пещере на Урале и балету, поставленному на основе этих исследований, посвящённому возникновению и бытию Искусства. Фильм следует за балетом, открывая зрителю и современное искусство России, и последние достижения отечественной археологии.

Музыка солирует ещё в двух картинах, представленных на фестивале, — «Чарская долина» и «Этюд №65» Александра Свешникова. Как видеозарисовки Артура Рябицева, эти фильмы лишены закадрового комментария, но связать отдельные кадры воедино в цельный сюжет, раскрыть красоту и уникальность ландшафтов России позволяет современная музыка, написанная для этих картин. Это удачный приём, однако, рискованный, подобный стереограмме: при удачном совпадении восприятия автора и зрителя фильм может дать объёмную картинку, создать полную иллюзию реальности, перенося в ландшафты, любимые режиссёром, но если совпадения не произошло, зритель остаётся с набором рассыпающихся узоров.

Каковы бы ни были достоинства и недостатки представленных на фестивале картин, все они фиксируют сюжеты, которые без искусства создателей кино могли бы остаться незамеченными и уйти в забвение. В этом смысле символична короткометражная лента Кирилла Иванова «Последний день Райкоке». В ней показаны четыре дня из жизни вулканического острова: его последний (перед очередным извержением) «мирный» год, день извержения и следующий за ним, когда разрушительные последствия подземного взрыва очевидны, и, наконец, – возвращение жизни на этот остров в следующем году. Удача в том, что основные события были запечатлены на киноплёнку и оказались в руках режиссёра, представившего их зрителю.

Разумный кинематограф. Записки заинтересованного зрителя

Представленные в кинопрограмме фильмы говорят о том, что у нас появляется все больше авторов, снимающих природу, осмысляющие первозданную Россию с ее природными и культурными ландшафтами.

П.Квартальнов