К 25-ЛЕТИЮ КИНОСТУДИИ «АЗИЯ-ФИЛЬМ»

Вполне естественно начать историю создания и дальнейшего двадцатипятилетнего существования частной киностудии с хотя бы беглого анализа времени, в котором это произошло и происходило. Иначе не понять, почему именно «вопреки» студия эта появилась на свет и вопреки чему существовала и, достаточно уверенно существует, создавая фильмы, которые, оказались очень и очень востребованными и нужны людям.

Россия, 90-е годы. Покупают, продают и продаются, обжираются и голодают, стреляют, воруют, богатеют, разоряются, одухотворяются, выживают и просто живут — в общем, все признаки обуржуазивающегося постсоциалистического общества, в котором документальное кино вдруг оказалось никому не нужным.

Существуют разные точки зрения на то, почему это произошло. Та, что попроще объясняет все причинами чисто экономическими — мол, документальное кино дело не прибыльное, его должно содержать государство, а у государства сейчас на непроизводительные культурные расходы средств нет. Не проще ли одним махом отрубить все концы этого весьма накладного вида киноискусства, заодно отказав ему в праве вообще считаться искусством. Очень хитрый ход — раз не искусство, значит всего-навсего, информация. А кому нужна такая дорогая информация? Вон телевидение каждые сутки выдает в эфир целые горы этой информации. Мы и без того в ней захлебываемся, и часто уже не в силах разобраться в ее достоверности, соотнести с собственным существованием в окружающем мире.

Есть и другая точка зрения, приоткрывающая второе дно этой вдруг обозначившейся нелюбви к документальному кино. Как бы в пику прежней власти, которая это кино содержала, опекала, щедро предоставляла ему экраны телевизионных каналов и тысяч кинотеатров. Суть этой точки зрения в том, что нынешняя власть боится оставлять следы. Ведь кинопленка — это вечный носитель и, в конечном счете, вполне доказательный документ.

Есть и еще третья точка зрения, которую не раз открыто высказывал основатель, идеолог и художественный руководитель студии кинорежиссер Владимир Эвальдович Эйснер: «Телевидение сегодня создает виртуальную реальность нашей жизни. Если верить телеэкрану, в стране только грязь, кровь, насилие, развал и всеобщее обнищание. На одном канале мордобой, на другом выворачивание наизнанку грязного белья элитного и далеко не элитного отребья, на третьем — стрельба и горы трупов. Нас настойчиво приучают к мысли, что ничего другого в России уже не осталось. А когда по телевидению вдруг решают показать документальный фильм о невымышленной жизни, о простых людях с их простыми человеческими заботами, навязываемая

виртуальная реальность терпит крах. Кому-то это, возможно, очень и очень невыгодно».

Основатель студии — режиссер Владимир Эйснер

Думается, правомерны и та, и другая, и третья точки зрения, как это всегда бывает при толковании событий, не имеющих однозначного, простого объяснения. Не удержусь, чтобы не привести цитату из книги «Сибирское кино».

«Любопытная складывается картина: чем больше усложняется и ужесточается жизнь сибирского кино, по крайней мере, новосибирского, тем выше становится его творческий рост… При этом резком усыхании, а порой и сознательном уничтожении свыше, выжили сильнейшие, наиболее преданные делу. Их талантом и делом документальное кино сегодня и существует».

И пример существования и работы киностудии «Азия-фильм», как мне кажется, наиболее выразителен и впечатляющ.

Итак, год 1994. В Новосибирск Владимир Эйснер, уже тогда уверенно занимающий достаточно почетное место среди кинорежиссеров-документалистов, (причем, не только у нас в стране) приезжает в самое, пожалуй, трудное для нашего документального кино время. Перестали снимать фильмы на Восточно-Сибирской студии кинохроники, закрылся Красноярский филиал Свердловской киностудии, еле теплилась жизнь на Западно-Сибирской киностудии. Почти все творческие работники были выведены за штат, сменили место работы, пробивались случайными «левыми» заработками. Большинство рабочих помещений только что построенного прекрасного здания Новосибирской киностудии сдавали в аренду. Некогда широко распространенный в кинематографической среде термин «сибирская школа документального кино», который связывали, прежде всего, с Новосибирском, теперь звучал скорее как насмешка, вызывая щемящую ностальгию по прошлому, когда сибирское кино с триумфом завоевывало награды почти на всех всесоюзных и международных фестивалях документального кино.

Казалось бы, на что было надеяться здесь приехавшему из Иркутска кинорежиссеру, когда свои такие же известные и талантливые сидят без работы? Без работы остались опытнейшие и заслуженные «киношники» Ю. Мирошниченко, В. Новиков, В. Гнедков, Э. Давлетшина, М. Халина. И, все-таки, здесь было намного легче, чем в Иркутске. Вокруг был город, который Владимир Эйснер считал почти родным, где жили всегда готовые поддержать и помочь друзья. А еще был старенький «Конвас», несколько сот метров сбереженной кинопленки, прекрасный кинооператор и друг Евгений Корзун, готовый по первому зову поехать из Иркутска в любой уголок Сибири. Кроме того, были интереснейшие замыслы новых фильмов и непреодолимое желание работать, увидеть, осмыслить, запечатлеть катастрофический для страны обвал перемен, обернувшийся в основном разором, упадком и личными трагедиями миллионов людей.

Режиссер Александр Косенков

И вот, на Западно-Сибирской киностудии, которая уже жила в агонизирующем ожидании окончательного исчезновения, арендуется крохотная монтажная, а в титрах первого заказного снятого здесь режиссером Владимиром Эйснером фильма появляется название «Азия-фильм».

Скоро об этой студии заговорили в городе, потом заинтересовались в Москве. А после завоеванного в Японии на международном кинофестивале «Человек и море» главного приза «Золотой краб» за фильм «Рыбацкое счастье» студия Владимира Эйснера «Азия-фильм» становится одной из самых известных студий страны. Это «скоро» было до отказа заполнено самой неистовой, самой напряженной, самой безразмерной работой. Пожалуй, из многих знакомых мне кинорежиссеров никто не работает так неистово, как Владимир Эйснер. В пору обустройства и становления своей студии, он не брезговал никакой, даже самой «черной» заказной работой. Снимал фильмы о новосибирских заводах, о хореографическом училище, об институтах и ученых Академгородка и новосибирских вузов.

Заработанные на заказных фильмах деньги до копейки вкладывались в новое оборудование, цифровые видеокамеры, компьютеры, радиомикрофоны. И сейчас киностудия «Азия-фильм» одна из самых технически оснащенных и активно работающих киностудий страны.

Снова хотелось бы процитировать отрывок из книги «Сибирское кино». «В том жестоком потогонном беличьем колесе, которое конструирует сегодняшняя жизнь, нет времени даже отдышаться… Ведь частная студия — это сам режиссер, он же хозяин, да пара помощников — администратор-бухгалтер и человек инженерный, если работаешь на видео. Все остальные — временно наемные работники, которым надо платить из своего кармана. Оттуда же платить за аренду, материалы, налоги, с которых никаких тебе послаблений».

Создать в таких условиях полноценно работающий творческий коллектив единомышленников и соратников дело весьма сложное. Об этом, в конечном счете, и свидетельствует двадцатипятилетняя история киностудии «Азия-фильм». Этому во многом способствовала, прежде всего, личность ее руководителя. Его высочайший профессионализм, безоговорочно и многократно доказанная талантливость, безукоризненная честность, а также неоднократно доказанные организаторские способности и редкое умение не навязывать свой диктат.

О другом «своем» кинооператоре и соратнике Андрее Шаронове, Владимир даже снял фильм, получивший немало заслуженных наград. До сих пор считает его «гением и самородком», правда, не столько в области кинооператорского мастерства, сколько на стезе технического изобретательства и нестандартного инженерного мышления.

Оператор Андрей Шаронов

Редактор, сценарист и кинорежиссер своих фильмов Валерий Новиков органично вписался в творческое содружество студии на долгие годы. Чуть ли не с

самых первых дней организации студии работает в ней драматург и кинорежиссер Александр Косенков. Прошлогодняя премия открытого международного экологического фестиваля в Челябинске «За лучший документальный фильм», лучшее доказательство, что это сотрудничество продолжается.

Постоянные творческие и товарищеские контакты с такими известными кинематографистами Новосибирска, как В. Соломин, Ю. Шиллер, Э. Давлетшина, Б. Травкин, В. Ватолин, В. Понамарев помогали сохранить в городе атмосферу постоянного творческого поиска и взаимной поддержки.

Появились в студии и новые, молодые, весьма перспективные кадры. На днях возвращается со съемок на Шпицбергене Станислав Шуберт — прекрасный кинооператор и начинающий кинорежиссер, уже заслуживший своими работами несколько значимых кинематографических наград.

С первых дней работает на студии её программист Александр Лабузнов — золотые руки и светлая голова, кладезь добра и безотказности в советах и помощи. Нынешнего директора и продюсера студии Валентину Федорченко на студии величают и её душой, и матерью, и хозяйкой, врачевателем обид и раздоров, если они, хотя и очень редко, случаются.

И все же хочется перечислить хотя бы ряд названий картин, созданных за 25 лет существования студии «Азия-фильм» — это фильмы «В темноте», «Последний срок», «Четвертое измерение», «Кораль», «Черно-белый Чернобыль Виктора Гребенюка», «Русские немцы», «Казачья доля», «Под знаком интеграла», «Летние дожди», «Родом из Сибири», «Столетие», «Промысел», «Хроники смутного времени», «Ударная волна». Эти фильмы объединяет прежде всего, безусловная, стопроцентная правдивость, без малейшей фальши и тенденциозной заданности от власть предержащих.

На свой авторский страх и риск, решусь, говоря о творчестве Владимира Эйснера, хотя бы вполголоса сказать о мистическом реализме этого творчества. То есть, о трудно объяснимом воздействии этого реализма на впечатление зрителя. Эти фильмы объединяет неповторимая, присущая только В. Эйснеру интонация, которая позволяет сквозь информационный сор документалистики разглядеть и почувствовать глубочайшую философию подлинной жизни, те самые смысл и значение, без которых не бывает настоящего искусства. Зритель постепенно, через многочисленные ассоциации и собственные постижения и догадки начинает выстраивать как бы второй, глубинный план запечатленной камерой жизни, раскрывает в ней свои, собственные смысл и значение, забывая о том, что к ним буквально за руку привел его автор фильма. Это запредельное чувство «документа», которое я рискнул назвать «мистическим реализмом». Фактура документальная, а смысл высокий, духовно-практический. И он тем выше и чище, чем «грязнее» фактура, грубее основа — документ, факт.

«После потоков крови, грязи, насилия, сатанизма и безвкусия, переполняющих экраны наших кинотеатров и телевизоров, фильмы эти, как

светлый луч, как тепло человеческого сердца, согревающего наши души», — пишет один из зрителей.

Поиск правдоподобного отражения ритма и смысла жизни, может быть самое главное в большинстве фильмов, созданных на киностудии «Азия-фильм». Они отыскивают этот смысл повсюду — в чукотской тундре, в забайкальских степях, в апокалипсической суете больших городов, в научных лабораториях и мастерской художника, в богадельне и в документальных свидетельствах старой кинохроники. Смысл этот открывается с той степенью достоверности и глубины, которую в состоянии осмыслить и донести до зрителя только очень талантливые и сострадающие нашей общей жизни люди.

Александр КОСЕНКОВ, Новосибирск