КИНОФЕСТИВАЛЬ НАДЕЖДЫ

В Санкт-Петербурге прошёл IХ Всероссийский экологический кинофестиваль «Меридиан надежды». О кинофоруме, конкурсных работах его участников и проблемах современной документалистики рассказал член жюри, киновед Александр Семенюк в интервью с президентом фестиваля «Меридиан надежды» Натальей Уложенко.

Наталья Уложенко: Экологическая тема давно стала одной из главных в мировом документальном кинематографе. Насколько она актуальна для нашего отечественного кино, когда социальная проблематика и внешнеполитические угрозы заслоняют, на первый взгляд, тему защиты природы?

Александр Семенюк: Так ведь природа – колыбель человечества. В сравнении с экологическими проблемами все остальные должны отходить на второй план. Известно ведь, что природа Западной Сибири, где находятся все необходимые ресурсы для выживания, или, например, запасы пресной воды во льдах Арктики и Антарктики в недалёком будущем станут спасительными для всего мира. Раньше многие сетовали на то, что научно-технический прогресс недостаточно быстро осваивал природу. Теперь можно только радоваться тому, что экологические системы Сибири, Алтая остались мало затронутыми современной цивилизацией. Пример катастрофического обмеления Аральского моря только подтверждает это. Подобные обстоятельства и позволяют надеяться, что при разумном подходе к сбережению природы наша страна не превратится в роботизированную пустыню. Именно об этом на фестивале «Меридиан надежды» рассказали в своих работах документалисты из многих регионов России. В фильмах «Ледники Чёрного Июса» Ю. Курочки из Хакассии, «Полюбить Белое море» Я. Ломакина из Мурманска, «Там, где течёт река Амгунь» И. Проскурина из Хабаровска, «Заповедная земля» В. Ворокова и Е. Сухомлинова из Нальчика, «Страна медведей» Д. Хреновой из Москвы, «Моё имя – Гогланд» И. Вяххи из С-Петербурга, и других картинах прослеживается проблема экологической защиты уникальных отечественных природных ареалов и заповедников.

Нужно особо отметить, что значительное количество конкурсных киноработ было посвящено арктическим и антарктическим исследованиям: «Арктика. Рискованная экспедиция» Ф. Калугина, «Арктика-Антарктика. Остановка по требованию» М. Кузнецова, «Арктика великая. Уроки жизни» Ефима Резникова. Эту тему также сопровождал ретроспективный показ замечательного, не устаревшего ни по форме, ни по содержанию научно-популярного фильма 1959 года «Приключения двух медвежат» режиссёра

Ирины Венжер, специально предоставленного фестивалю Красногорским киноархивом (РГАКФД). Сегодня ведь идёт речь не только об экологических наблюдениях за ледовым континентом. Он для России в первую очередь представляет важнейшее геоэкономическое и военно-стратегическое значение.

На фестивале также демонстрировались фильмы, в которых географические открытия и исследования природы нашими соотечественниками показаны в историографическом контексте. В них рассказывается о том, как в далёком прошлом рискуя жизнью, учёные и первопроходцы разгадывали сокровенные тайны неизведанных экосистем. Очень интересными оказались на эту тему работы: «Дальневосточная одиссея Арсеньева» режиссёра И. Головнёва из Екатеринбурга и «Пётр Козлов. Тайна затерянного города» автора из Москвы Т. Борщ. Картина И. Головнёва буквально завораживает своим драматургическим, жанровым и стилевым решением. Это биографическое киноэссе, сделанное на основе архивных фотографий и научных дневников знаменитого русского этнографа, писателя и востоковеда Владимира Клавдиевича Арсеньева. Авторские форма и способ подачи хроникального материала таковы, что старинные фотографии как бы оживают на экране. Мы становится не только зрителями фильма о великом учёном, но и участниками процесса интроспекции в историю кинематографа. Ведь именно опыты с «движущимися фотографиями» дали начало новому искусству — кино.

Н.У. Какую ещё проблематику внутри «экологической темы» наиболее ярко проявил фестиваль?

Большое внимание жюри привлекли фильмы, которые можно отнести к категории «экологии души». Это дебютная работа сценариста и режиссёра Л. Руткис «Вопреки», — о том, как современные фермеры обращаются к патриархальным традициям крестьянского хозяйствования, о неразрывной связи человека и родной ему земли, о духовно-нравственном отношении к природе. Также заинтересовал зрителей и жюри «Герой не нашего времени» Владимира Эйснера, — фильм о выдающемся учёном-геологе, академике А. Трофимуке, который много сделал для защиты экологии Байкала; о том, что научные открытия невозможны без морально-нравственного отношения к предмету исследования. Фильм В. Эйснера – своего рода творческая «визитка», художественная манифестация концептуального подхода к современной кинодокументалистике.

Н.У. Слоган Ассоциации документального кино СК РФ: «От факта — к образу» очень близок ко всем фестивалям, и мы тоже стремимся следовать ему.

А.С. В этом суть природы документального кинематографа. Рассказывая о конкурсных работах экологического фестиваля «Меридиан надежды», попытаюсь проанализировать одну особенность, присущую практически всем подобным кинофорумам. К сожалению, многие участвующие в таких фестивалях работы, которые позиционируются их авторами как документальные кинофильмы, не являются таковыми. Их точнее классифицировать как документальные специальные репортажи. Сейчас граница между этими категориями размыта, т.к. киноплёнка почти не используется, и практически вся документальная продукция снимается на цифровые носители. Однако, такая унификация технологий таит в себе опасное противоречие, которое многими не замечается. Дело в том, что телеформат и телеизображение во всех смыслах предполагают медийный, то есть информационный подход к форме и драматургии сюжетного материала. В результате главным в телевизионном специальном репортаже становится факт. Тогда как в кинофильме главным является обобщённый художественный образ. Нужно учитывать, что художественный образ не противоречит природе документального кино. Именно образная система документального фильма делает его принадлежностью искусства. И наоборот, отсутствие образной системы является характеристикой телевизионного «спецрепа», который ни при каких допущениях не может быть отнесён к области киноискусства, к тому, что называется «фильмом».

Не менее важной мне представляется проблема чёткой градации в определениях документального кинофильма и телевизионного фильма. Часто различия между кино- и телеизображением на экране почти не видны, особенно непрофессионалу. Однако, разница в структурных особенностях смонтированного материала, средствах выразительности и языке фильма – очевидна. Телефильм ближе к журналистике, к специальному репортажу. В этом плане он является как бы промежуточным звеном между категориями искусства и медиа. Это должны хорошо понимать организаторы кинофестивалей и учреждать отдельные номинации для документальных фильмов, телефильмов и различной медиа-продукции. В противном случае жюри фестивалей не способны адекватно оценивать конкурсные работы, поскольку «всё свалено в кучу».

Н.У. Насколько влияет практика проведения кинофестивалей на развитие документального кино в России?

А.С. В этом плане мне, например, показалось интересным обсудить в рамках фестивальных дискуссий не только природоохранную тему. Экологический фестиваль «Меридиан надежды» актуализировал проблему развития, да и честно говоря, вопрос элементарного выживания

отечественного документального кинематографа. Ведь при довольно большом количестве разного уровня фестивалей, фильмы наших документалистов не доходят до массового зрителя. Эти работы смотрят лишь коллеги-участники кинофорумов и их сравнительно небольшая зрительская аудитория. И это при наличии в стране огромного количества телеканалов, в программах которых ощущается явный дефицит киноконтента. Что это – издержки развития нашего телевидения, или просчёт его репертуарных стратегий? Вопрос серьёзный, в том числе и потому, что согласно федеральным социологическим опросам абсолютное большинство телезрителей хотело бы смотреть документальные фильмы не менее 10-15 часов в неделю. Сейчас в телеэфире преобладает информационный, то есть фактологический подход к показу жизни нашего государства. Но это явно недостаточно. Россия — огромная евразийская страна с многовековой культурой, и должна широко транслировать свой цивилизационный образ, свою картину мира. А это возможно только при помощи искусства. Самое массовое из всех искусств – кино. Оно же и самое манипулятивное, самое эффективное по силе и масштабам воздействия на общественное сознание. Именно документальное кино посредством телевидения должно формировать у населения страны образы её будущего.

В связи с этим ещё один вопрос: зачем у нас тратятся бюджетные деньги на документальный кинематограф, если его «конечные продукты» не попадают на отечественные медиа-рынок и в кинопрокат — одни из самых крупных в мире? В советское время во всех кинотеатрах страны перед показом игровых картин демонстрировались документальные короткометражки в разных жанровых форматах. И такая форма киносеанса повсеместно одобрялась зрителями всех возрастных категорий! Да и доход от кинопроката частично покрывал производство документальных фильмов. Сегодня один из лучших и старейших в мировом кино — российский документальный кинематограф является «вещью в себе».

Парадокс наблюдается и в отношении внутривидовых форм документального кино. Экологический фестиваль «Меридиан надежды» в числе других кинофорумов демонстрирует большое количество фильмов, которые можно отнести к научно-популярному кино. Вернее, можно было бы… Так как в действительности «научпоп» давно исчез не только из номинаций фестивалей, но и из образовательных программ российской киношколы. Во ВГИКе давно закрыта кафедра научно-популярного и учебного кино, которая готовила режиссёров и операторов для документальной киноиндустрии. Вот и получается, что научно-технический прогресс, программы цифровизации и развития инновационных технологий есть, а научно-популярного кино, которое и должно отображать эти цивилизационные процессы и массово транслировать их – нет. Как нет и учебного кино, которое в условиях огромной востребованности государства в

квалифицированных специалистах могло бы участвовать в их системной подготовке.

Большая потребность в учебном и научно-популярном кино также и в образовательной сфере. Сегодня школьники и студенты книгам предпочитают продукцию визионерской культуры – фильмы, социальные ролики, зарубежные телевизионные обучающие программы. Министерства образования и просвещения пытаются на это реагировать — предпринимаются попытки создания методик кинообразования для педагогов. Но при отсутствии квалифицированного отечественного научно-популярного и учебного кино государственная система образования неизбежно сталкивается с хаосом часто профнепригодного самодеятельного ширпотреба из Ю-Туба.

К этому нужно добавить почти полное отсутствие публичного диалога между кинодокументалистами и чиновниками от кино. А ведь подобный диалог – это форма обратной связи киносообщества и государственной управляющей системы, способ анализа кинопроцесса, залог его осмысленного развития и планирования. Например, очень скудный бюджет фестиваля «Меридиан надежды» не оставляет надежды на полноценное существование такого направления, как экологическое кино. А ведь государству необходимо поддерживать такие важные, ориентированные на экологию фестивали.

А в общем, «Меридиан надежды» проявил проблемы, без решения которых развитие современного российского документального кинематографа невозможно.

Александр Семенюк,

Москва – Санкт-Петербург