Режиссер родной Вологды

Вологодский режиссер Дмитрий Чернецов недавно встретил свой полувековой юбилей. Он родился в Вологде, и всю жизнь именно служит, в лучшем значении этого старинного русского слова, своему родному краю.

Выпускник операторского факультета ВГИКа, ученик замечательного оператора Вадима Ивановича Юсова, Дмитрий начинал свою работу в кино как оператор на фильмах вологодского режиссера Юрия Половникова, к великому сожалению очень рано ушедшего из жизни.

Ныне Дмитрий — признанный мастер документального кино, лауреат Государственной премии РФ за фильм «Дионисий», посвященный росписям великого иконописца в Ферапонтовом монастыре. За картину о своем гениальном земляке Николае Рубцове Д.Чернецов был удостоен Всероссийской литературной премии «Звезда полей» и Гран-при ХYI Международного кинофестиваля «Золотой витязь»… А за фильм о другом вологодском поэте «Бобришный Угор Александра Яшина» обрел Главный приз YI Международного кинофестиваля «Лучезарный ангел».

Работы Д.Чернецова — это, прежде всего, взволнованный и очень искренний рассказ о людях, которых сегодня называют гордостью культуры России.

Дмитрий, Вы являетесь, без пафоса, певцом своей родины, великой Вологодской земли. Ряд Ваших фильмов, которые Вы снимали и как оператор, и как режиссер, прежде всего, связаны с этим древним русским краем. Как начинался Ваш путь? Расскажите, пожалуйста, о Ваших родителях, о том, что именно, если это можно определить, обусловило Ваш выбор?

— Ну, певцом! Это, конечно, громко сказано. Просто, мне кажется, любой человек, который занимается творчеством, не может не отражать в нем те впечатления от жизни, которые остаются в нем с рождения. Пространство, люди, традиции… Все, что окружает с ранних лет. Даже, если человек умышленно пытается уйти от этого, рано или поздно эти моменты проявятся в его творчестве — на каком-то необъяснимом, подсознательном уровне.

А про себя что сказать… Родители мои — люди из сферы, в которой в советское время трудилось полстраны, — инженерно-технические работники, и мама и папа. Отец рано ушел из жизни, он был по образованию кораблестроитель, его из Ленинграда судьба занесла в Вологду. Он был человеком огромного кругозора и очень хорошо разбирался в искусстве. Вообще, у поколения шестидесятников было невероятное творческое (как бы сказали сейчас, креативное) начало. Они настолько были погружены и в кино, и в музыку, литературу, театр! Эпоха была такая! Наверное, все это

через родителей вошло в меня… Не знаю. Кстати, по соседству с нами жил Виктор Астафьев, а через улицу – находилась квартира Николая Рубцова, последнее пристанище поэта. Конечно, я тогда не знал всего этого…

Да, еще я учился в школе № 1, которой уже исполнилось 140 лет. Когда-то в ней учился Георгий Васильев, тот самый, один из «братьев Васильевых», создатель легендарного «Чапаева».

Но какой-то отправной точки – «точки отсчета» моего интереса к кино, я назвать затрудняюсь. Вообще, Вологду кинематографическим городом не назовешь – не так много фильмов снималось у нас. Но зато какие! «Калина красная», «Дядюшкин сон», «Достояние республики». Моим мощным впечатлением детства были киносъемки фильма «Целуются зори», которые проходили рядом с моим домом. Для провинциального города съемки кино – событие неординарное, а уж для детей… Увиденное мной тогда, видимо, и сдвинуло что-то в моем представлении о мире, который окружал меня в детстве. Так что я могу поблагодарить Сергея Петровича Никоненко, режиссера фильма «Целуются зори» за то, что он, в какой-то степени, повлиял на мой выбор.

Вы учились у Вадима Ивановича Юсова. Этот человек, вне сомнения, эпоха в нашей культуре. Что Вам дало общение с ним?

— Это, конечно, фантастический, невероятный факт! Поступить во ВГИК, на операторский факультет, и попасть в мастерскую самого Вадима Ивановича! Даже поверить в это сложно было. Учился у него, впитывал все, что мастер давал нам. Это был конец 90-х, ВГИК переживал не лучшее время. На пленке уже почти не снимали, работы выполняли на видео. Помню, Юсова тяготило, что мы не можем почувствовать всю пластику кино на видеотехнике… Вадим Иванович закладывал в нас не столько технические навыки, а, скорее, формировал в нас концептуальный подход к созданию изображения фильма в рамках режиссерской задачи. Хотя секретов своих рассказывал много – он же был не просто оператор и большой художник, а еще и гениальный инженер, изобретатель съемочных технологий.

Вообще, судьба мне подарила уникальных учителей. Позже я поступил на Высшие курсы режиссеров и сценаристов (ВКСР), в мастерскую Владимира Ивановича Хотиненко. Тоже сначала не мог поверить, что буду учиться у одного из любимых моих режиссеров. В нашей мастерской, помимо Владимира Ивановича, преподавал кинодраматург Павел Константинович Финн и потрясающий педагог современной режиссуры Владимир Алексеевич Фенченко. Учиться у них было счастьем. Пристальное внимание Хотиненко к каждому студенту, без исключения, в сочетании с уникальной

методикой Фенченко делали наше обучение абсолютно неповторимым, одним из лучших в нашем кинообразовании, как мне кажется.

Вы начинали свою работу на фильмах у Юрия Половникова, возглавлявшего Вологодское отделение СК РФ. Расскажите, пожалуйста, об этом удивительном человеке, так рано ушедшем из жизни.

— Да, этот человек во многом повлиял на меня. Мы были с ним знакомы еще с кинолюбительских времен. Он — первый вологодский кинодокументалист, основатель нашей документальной школы. Человек удивительной судьбы. Всю жизнь учил детей (основал первую в Вологодской области детскую киностудию). Это же надо, дети из далекого вологодского города Сокола благодаря Митричу (так назвали Юрия Дмитриевича Половникова) смогли побывать на студии им. Горького, встретиться со знаменитыми советскими актерами, присутствовать на съемках сказок. Еще он был интересный прозаик, драматург. Основатель нашего вологодского кинофестиваля «Фрески Севера», который перерос со временем в международный фестиваль документального кино. К сожалению, Митрич рано ушел из жизни. Долгое время фестиваль носил его имя, но сейчас, увы, фестиваль перестали поддерживать, и он уже не проводится.

Какие фильмы, которые Вы снимали как оператор, Вы хотели бы отметить, и почему? Почему у Вас возникла идея снимать как кинорежиссеру? И почему до сих пор, хотя Вы уже являетесь Лауреатом Государственной премии РФ за Ваши режиссерские работы, Вы продолжаете работать как оператор? Чем это можно объяснить?

— Мне всегда сложно это разделить. Наверное, мне проще самому создать изображение, чем работать с кем-то. Я этим объясняю. Тем более в авторском кино это естественно, и практика такая повсеместна. Конечно, занимаясь только режиссурой, можно сконцентрироваться на замысле, не отвлекаясь на технические моменты. Но мне всегда нравилось создавать изображение самому, тем более, когда изображение — часть драматургии фильма. Может быть, поэтому я снимаю сам. Но мне очень нравится работать оператором и не на своих проектах…

В свое время я, студент Московского Государственного историко-архивного института, слышал рассказы старших, которые работал в стройотряде в Ферапонтово. Я запомнил фразу: «Кто там побывал, возвращается другим человеком». Через много лет, увидев фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре, я оценил всю правоту этих слов. Расскажите, пожалуйста, о работе над «Дионисием».

— Да. Это главная работа в моей жизни. Фильм изменил многое во мне, повлиял на мировоззрение. Мы начинали сьемку в 2000 году. Помню первый

съемочный день. Была золотая осень. Мы внесли в Ферапонтов Собор оборудование (рельсы, кран, камеру) и начали снимать фрески прямо в алтаре. Храм посвящен Рождеству Богородицы. Был такой солнечный день, лучи света гуляли по фрескам… И вдруг, только в середине дня, мы понимаем, что съемку в Храме Рождества Богородицы мы начали 21 сентября — в праздник Рождества Богородицы! Самое главное, фильм подарил такие встречи с людьми! Это и консультант фильма — знаменитый российский реставратор Адольф Николаевич Овчинников. Он очень серьезно настроил нас на картину. Мы записали его монолог задолго до съемок. И хотя в фильм он не вошел, поскольку мы решили, что синхронов не будет (позже я сделал на основе его интервью отдельный фильм «Дионисий. Путь художника»), но эта беседа с Овчинниковым задала нашей группе точную ноту, как камертон, настроила нас на очень тонкие и невидимые нюансы творчества Дионисия, его эпохи. Я безумно благодарен этому человеку. Сейчас, к сожалению, уже ушли двое наших авторов фильма «Дионисий» — это выдающийся искусствовед Елена Борисовна Савина и режиссер, драматург Михаил Ильич Резцов. Он был худруком Вологодского драмтеатра в 1970-е годы, ученик Товстоногова. Именно его проникновенный авторский голос мы слышим в фильме. А наша творческая группа — продюсер фильма Марина Барышева и оператор Михаил Макаров — существует до сих пор. И все наши последующие проекты реализованы совместно.

Еще не могу не рассказать об одной удивительной встрече, которую подарил мне Дионисий (если можно так выразиться). Через несколько лет после съемок фильма в Вологде побывал Тонино Гуэрра. Я снимал фильм о его пребывании на Вологодчине и записал его потрясающий монолог у фресок Дионисия в Храме Ферапонтова монастыря. Который тоже потом вошел в фильм «Дионисий. Путь художника».

Николай Рубцов — символ Вологды и, конечно, всей России. Как шла работа над картиной о поэте? И удалось ли Вам найти какие-то неизвестные факты, или, может быть, неизвестные стихи поэта?

— Рубцов – это отдельная часть моей жизни. Сделать картину о нем я мечтал давно. Поскольку в Вологде все пропитано Рубцовым, даже (как я говорил) я жил рядом с его домом. И вот, в 2006-м году — году 70-летия поэта — выдалась такая возможность — снять фильм о Николае Рубцове. Наша группа собрала воспоминаний о поэте столько, что все они не смогли войти даже в документальный сериал «Рубцов. Дорога», который был сделан позже. Около 80-ти, по-моему, человек мы записали. Познакомились с дочерью поэта Еленой Николаевной. На роль ведущего в фильме, вернее, на воплощение образа поэта в картине, мы пригласили Народного артиста России Бориса Григорьевича Плотникова. Дело было, конечно же, не в портретном сходстве

(оно весьма приблизительно), а в личности актера. Нам показалось, что он сможет воплотить суть рубцовской поэзии. А это была главная задача фильма. Показать, как, из чего формировалось это явление — Николай Рубцов. Зрителям судить, как это получилось. С фильмом мы объехали почти всю страну, где в свое время бывал Рубцов — от Питера и Мурманска до Алтая. Везде были такие теплые встречи со зрителями, что забыть это невозможно.

Что касается неизвестных стихов – такого нам найти не удалось. Но была другая, еще более уникальная находка. Уже после премьеры фильма в Череповце к нам подошел человек и подарил диск… с хроникой Рубцова. Он сказал, что эта неизвестная съемка, и он не может разобрать, какое стихотворение читает поэт (киносъемка была без звука). Мы сначала не поверили, потому что знаем, что с Рубцовым есть только одна съемка 1968 года — на корабле, с вологодскими писателями. И там его 40 секунд всего. Но когда мы посмотрели эту запись, мы были потрясены! Эта была действительно хроника выездного пленума Союза писателей СССР в Вологде 1970-го года, за год до гибели Рубцова. Поэт читал, судя по артикуляции, стихотворение «Поезд». Я подложил настоящий голос Рубцова, подогнал слова, и родился звуковой кинообраз поэта. Такого действительно нигде не было. Этот эпизод вошел во второй вариант фильма «Николай Рубцов. Дорога».

Нашей творческой группой с 2003 года реализовывалась на Вологодчине целая программа «Золотые имена России». В рамках ее были сделаны фильмы о таких выдающихся вологжанах, как композитор Валерий Гаврилин, поэт и прозаик Александр Яшин и других. Программа поддерживалась Министерством культуры и областью. Но, к сожалению, в последние годы интерес у областного руководства к этой программе потерян. Хотя так много нынче твердят о патриотическом воспитании, о преемственности поколений и традиций. А, по сути, вектор культурной политики некоторых регионов разворачивается совершенно в ином направлении. Или — вообще никуда не разворачивается. Не до культуры становится в нынешнем сложном, прагматичном мире. А ведь биографии великих людей, их жизнь наверняка могли бы стать примером для молодых людей, для подрастающего поколения. Многие из наших героев заплатили очень высокую цену за то, чтобы сказать что-то очень важное миру. Неужели их жизнь не достойна памяти будущих поколений?

Вопрос о Вологодском отделении СК РФ, чем оно живет сейчас?

— Я возглавляю Вологодское представительство СК РФ. У нас не так много людей, но все они — замечательные авторы и достойны, чтоб я сказал о каждом. Снежана Малашина — режиссер, сценарист. Автор фильмов «От Волока о Вологды», «Город, где резной палисад», «Быль монастырская» и других. Проект «От волока до Вологды» — исторический сериал. Он

рассказывает о городе от ХП-го века до наших дней. Фильм создан вологодскими кинематографистами, но размах у него не провинциальный. Около 200 человек принимали в нем участие: исторические костюмы всех эпох, крупные массовые сцены, компьютерная графика, воссоздающая Вологду и 13-го, и 15-го и 17-го веков. Фильм шел на регулярных сеансах кинотеатров города — наряду с американскими блокбастерами — при полных залах! И смотрели молодежь, школьники, которых никто не «загонял» на эти просмотры. Этим фильмом в 2016 году открывался Российский год кино в Вологде. Премьеру посетили Ответственный секретарь СКРФ Михаил Калинин и директор Центрального Дома кинематографистов Елена Цуканова. Продюсер Марина Барышева и оператор Михаил Макаров – бессменная творческая группа цикла «Золотые имена России». Именно в этом содружестве созданы все мои фильмы.

Единственный в Вологде киновед и хранитель истории кино вологодского края Татьяна Николаевна Канунова. Благодаря ей в Вологде проходит большое количество киноклубов и тематических показов. Только что мы приняли в Союз очень талантливого автора-документалиста Владислава Калашникова. Так, что отделение Союза пополняется и растет.

Есть ли у Вас ученики? Имеют ли возможность молодые вологодские кинематографисты снимать документальное кино, или для этого им надо ехать в Москву или Питер?

— Учеников прямых нет. Последователи, наверное, есть. Я периодически преподавал на разных курсах, в киношколах, детских киношколах и на мастер-классах. Но это не носило системного характера.

Нужно ли молодым уезжать в большой город? Для плодотворной работы в документальном кино — при современных технологиях — как раз ехать никуда не надо. Все можно снимать, как говорится, здесь и сейчас. Вопрос в другом, если делать это своей профессией, то, конечно, в провинции уже теперь (!) нет индустрии для этого. И на региональном телевидении сейчас автору сложно реализоваться – там сплошные новости и информационные передачи… И тот факт, что авторское документальное кино сейчас не нужно телевидению, не может радовать. Это очень грустно. Отдельные центральные каналы его еще показывают (и мои фильмы в том числе — благодарен и «Культуре», и «ОТР», и ТВЦ), но, в целом, нет масштабного спроса на авторский кинопродукт. А ведь документалисты создают портрет нашего времени! Но — отчаиваться не стоит. Другими средствами наше кино идет к зрителю. И, конечно, огромная благодарность и низкий поклон нашему Центральному Дому Кино Союза Кинематографистов России. Пока это, пожалуй, единственная площадка федерального уровня для показа авторского документального кино.

Интервью подготовил Виктор Леонидов