БАРНАУЛ. ВЛАДИМИР КУЗНЕЦОВ: «КИНО АЛТАЙСКОГО КРАЯ»

Барнаул. Уютный зал Алтайского отделения Союза кинематографистов России. Большой, во всю стену экран. На стенах фотографии актёров, красивые алтайские пейзажи.

Елена Косолаева: Владимир Сергеевич, чем живет сегодня, в декабре 2019 года Алтайское отделение Союза кинематографистов?

Владимир Кузнецов (режиссер, председатель Алтайского отделения СК России): — В нашем отделении жизнь бурлит – мы с одного фильма на другой только успеваем переключаться. Вот буквально в этом месяце заканчиваем фильм под названием «Одной дорогой со страной», это фильм о нашем земляке, Михаиле Тимофеевиче Калашникове. Создается к столетию Михаила Тимофеевича при участии Фонда президентских грантов, и вот сейчас заканчиваем монтировать этот фильм. Над фильмом работают три члена нашего отделения Союза – это оператор Анатолий Фукс, режиссер и монтажер Вера Уразова, ну и ваш покорный слуга, в качестве руководителя проекта. Биография нашего героя – оружейника довольно необычная, даже трагическая. Нам хочется в коротком фильме попытаться рассказать о перипетиях этой непростой судьбы. Не повторять многочисленные фильмы о нем, а найти такую изюминку о нашем земляке, которая еще неизвестна широкому зрителю. Двенадцатого декабря мы покажем фильм в Курье, на родине Михаила Калашникова. Там самый строгий зритель. До этого, в начале года мы сделали фильм «В сабельном походе», который уже стал участником нескольких российских кинофестивалей. Фильм тоже на военную тему, как и фильм о Калашникове. Но более личный, что ли. В картине я рассказал о судьбе моего деда – кавалериста, погибшего в прорыве, при окружении войск Паулюса под Сталинградом. И всего в нескольких километрах от места съёмок фильма «Они сражались за родину». Вот такое стечение обстоятельств.

Е.К. — А в вашем кинозале можно увидеть фильмы алтайских кинематографистов?

В.К. — Да, конечно, и не только алтайских. Недавно у нас прошел фестиваль польского кино «Висла 2019». Было показано 10 фильмов, из них 6 полнометражных и 4 короткометражных игровых картин польских режиссеров и студентов. Фестиваль вызвал большой интерес – собралась большая публика, не только представители польской диаспоры. Фильмы были разные по уровню и по тематике, но, тем не менее, вызвали большой

интерес у жителей Алтайского края. Барнаульцы очень любознательный народ. Кино любят, приходят на наши показы. Но все же фильмы местных кинематографистов, как мне кажется, любят больше, — картины собирают полный зал, — приходят друзья, родственники, любители документального кино. Публика не остается равнодушной, люди засиживаются до позднего вечера, обсуждая увиденное.

Е.К. – Что в планах Алтайского отделения СК?

В.К. — С сегодняшнего дня мы запустились на второй фильм, который тоже снимаем при участии Фонда президентских грантов. Фильм с названием «Побратимы». Это картина о солдатской верности, о воинской дружбе. Мы расскажем о фронтовом товарище писателя Виктора Астафьева, — Петре Николаенко, который жил у нас на Алтае. Виктор Петрович дружил с ним до конца своих дней. Петр Николаенко вынес когда-то контуженного и раненного Виктора Астафьева с поля боя, тащил его на себе до лазарета. Виктор Петрович считал себя обязанным ему жизнью. Петр Николаенко — очень интересный человек. Он после войны работал председателем колхоза и говорил, что на войне было легче, чем руководить послевоенным колхозом — нет семян, нет техники. Пахали на коровах, да на бабах… Их судьбы очень схожи – и у Астафьева, и у Николаенко — они оба детдомовские… На этом они сошлись в военные годы, когда были в учебке, что находилась под Бердском, рядом с Новосибирском. Сейчас, к сожалению, это место затоплено Обским морем, и нам не удалось съездить в места, где зародилась солдатская дружба наших героев. Это фронтовое братство ветераны пронесли до конца дней. Вот об этом хотелось бы рассказать в нашем фильме. Не во всем они были согласны друг с другом во взглядах на войну, но тем не менее, они поддерживали свои отношения, поддерживали дружбу свою.

И конечно, в наших планах, уже в следующем году – провести в Барнауле «День короткого метра», и если получится, провести в июле фестиваль документального кино в рамках ежегодного Шукшинского кинофестиваля.

Екатерина Косолаева, г.Барнаул

ИРКУТСК. ПРОЕКТ «КИНОТОП»

Проект «Кинотоп» Иркутского областного отделения Союза кинематографистов России, поддержанный Министерством культуры и архивов Иркутской области, реализуется в ноябре и декабре 2019 года. В рамках проекта приглашаются известные киноведы и кинокритики для проведения мастер-классов и кинолекций по актуальным проблемам российского кинематографа.

Одна из встреч зрителей Иркутска состоялась с киноведом Александром Семенюком (Москва). «Кино – самое доступное и в то же время самое закрытое искусство», — так считает Александр Семенюк, который провел мастер-класс на тему «Способы и особенности воздействия кино на зрительскую аудиторию».

Два уровня

— Учебников по киноведению нет, — сходу заявляет Александр Семенюк собравшейся аудитории. – Как устроен процесс обучения во ВГИКе? Там система мастерских, в аудитории сидят по 15 человек. От того, насколько мастер талантливо рассказал, а студент умело воспринял, зависит все обучение. Кино, как отрасль и индустрию, можно сравнить с церковью. Это самое массовое искусство, открытое для всех. Но в то же время это область очень закрытая. Подлинное богословие доступно немногим, хотя открыто всем. Так и кино – смотреть могут все, но мало кто понимает до конца, что в нем заложено… Фильм концентрирует в себе все искусства. Тарковский не случайно говорил, что кино – это запечатленное время.

По словам Александра Семенюка, кино существует в образах, символических знаках, тропах, метафорах, оно концентрированно фотографирует образ картины мира. Причем не только настоящего и прошлого, этому искусству подвластно даже моделировать картину мира будущего.

— Кино – самое манипулятивное искусство. Оно не снимается для кассы: это вторая или третья его цель, — отмечает киновед. — Зачастую режиссеры заранее знают, что фильм не окупится в прокате. Кино – это область политического манипулирования, социального инженеринга. Миллиарды денег вкладываются для одной функции: массового манипулятивного воздействия на общественное сознание. Это достигается не 10-15 фильмами, а массовым тотальным обрушением. Голливуд так и живет.

В кино, по мнению Семенюка, есть два уровня: первый – это уровень повествования, внешнего сюжета, событийного действия. А второй уровень – смысловой, притчевый, образный, тот самый нарратив, дискурс.

— Если автор не научится формировать два уровня смыслов, то получится безыскусное повествование, — рассказывает киновед. — Искусство оперирует образами. В школе этого не рассказывают, но ведь в русской культуре 19 века все главные женские образы – это персонификация России в определенное историческое время: Татьяна Ларина, Настасья Филипповна, Анна Каренина. Бросающая под паровоз заблудившаяся несчастная женщина – это Россия, которая бросается под символ западнической капиталистической цивилизации.

Добро и зло

— В России не снимают хорошие сериалы, — заявляет Александр Семенюк. – Обычно весь их смысл заканчивается на пятой серии.

— А вот мне всегда нравилась «Убойная сила», — раздается голос из аудитории.

— Это просто сборник новелл на криминальную тему, — объясняет Александр Семенюк. Их можно написать сколько угодно, взяв общую тему и несколько постоянных героев. Задача, которую создатели ставили перед собой – сформировать у населения положительный образ сотрудников полиции. Дело в том, что 90-е годы он был сильно демонизирован после вильнюсских событий, после инцидента в Карабахе. Даже был издан приказ о том, что все силовики должны приходить на службу в гражданской одежде. Потому что на них нападали прямо на улицах, и избивали иной раз до смерти. И решить эту проблему решили через кино.

— Что же отличает хороший сериал от плохого?

— В хорошем сериале есть сквозной сюжет и второй смысловой уровень. Пример хорошего американского сериала – «Lost». Американцы специально конструируют сериалы в нескольких категориях: топорно сделанные – для одной части населения, чуть получше – для другой, есть и сериалы, снятые специально для этнических групп.

Самый популярный сериал последних лет «Игра престолов» также не остался без внимания киноведа. Александра Семенюк отметил и там манипулятивные механизмы.

— Помните сцену, где Джейми Ланнистера едва не убил дракон? Он спасся только благодаря своему оружейнику. Это ведь перевернутая история о Георгии Победоносце, который убивает змея. Только в «Игре престолов» наоборот: огнедышащий змей убивает воина, — говорит киновед. — Или же карлик Тирион, которому предстоит сразиться с огромным бойцом Горой. Вместо себя Тирион отправляет воина, но трехметровый великан его просто раздавливает. Это ведь перевернутый миф о Давиде и Голиафе. То есть религиозный сюжет переворачивается: добро превращается в зло. Когда мы смотрим кино, самоцензура не включается, мы находимся как бы под гипнозом. И звукозрительные образы проникают в сознание и срастаются с нашими древними архетипическими представлениями о мире. Но ведь эти образы ложные, они антиисторические и антирелигиозные. Когда вы это понимаете, когда вы не позволяете себе невежество, ваша цензура не принимает манипуляции, создаваемые образами кино.

Киновед – это переводчик

Александр Семенюк уверен: сейчас некоторые режиссеры снимают кино, ориентируясь на коммерческие дивиденды и премии.

— А за что дают международные премии? Зачастую за то, что вы покажете помои, расскажете то, как все в России плохо, — замечает он. — И ведь эти режиссеры не думают о том, что позорят свою Родину, обесценивают жизнь своих предков, они думают о том, как бы получить приз на фестивале. Молодые невежественные авторы даже не знают, в чем отличие жанра трагедии от драмы!

Знаете, мы сегодня были на могиле Валентина Распутина. Так вот, если человеку доступны все эти знания, он не позволит очернять родную страну. Он жизнь кладет на то, чтобы показать причинно-следственную связь трагизма и величия России. И в не только игровое кино воздействует на зрителя. Современная документалистика – наиболее яркая возможность любого государства использовать ее как инструмент воздействия на общественное сознание. И это касается не только публицистики. Зрителем наиболее востребованы те документальные ленты, которые через образ, притчу несут реалии сегодняшнего дня. Иногда режиссер после того, как снимет свой фильм, не всегда может до конца объяснить все о картине, о том, что в ней заложено. Для этого и работают киноведы, который переводят с режиссерского языка на человеческий.

Элина Халтанова, г.Иркутск